;

Заходя на наш сайт, вы автоматически оставляете администратору свои пользовательские данные в целях функционирования сайта и проведения статистических исследований. Продолжая работу с сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

Назад

О чем говорят награды The Art Newspaper Russia

Пушкинский стал музеем года, Уральская биеннале признана лучшей выставкой

Текст материала

Премия профильного издания о культуре и искусстве в России The Art Newspaper Russia вручается в восьмой раз. Номинации соответствуют главным рубрикам газеты: «Музей года», «Выставка года», «Книга года», «Реставрация года». Плюс награда «Личный вклад» – тем, без кого четырех главных номинаций могло и не быть.

Так получилось, что сегодня The Art Newspaper Russia – единственная российская премия, которая следит за художественной сферой в целом. Две другие важные награды, «Инновация» и «Премия Кандинского», во-первых, более узкие – они посвящены современному искусству. А во-вторых, ставят задачу скорее отметить художников (или других профессионалов арт-сферы) и их работы, чем оценить, «как прошел год». В идеальном мире награда с номинациями, аналогичными The Art Newspaper Russia, могла бы быть государственной или учрежденной профессиональной ассоциацией, но в реальности это вряд ли возможно. Отношение к Министерству культуры и государственной культурной политике в художественном сообществе неоднозначное (помнится, на одной из церемоний издатель The Art Newspaper Russia Инна Баженова зачитала приветствие тогдашнего министра культуры Владимира Мединского, и публика встретила его, прямо говоря, без восторга). Поэтому, может, и правильно, что миссию назвать лучших взяла на себя редакция международного издания. И делает это довольно дипломатично – понятно, что невозможно вручить призы всем, но хотя бы номинациями отмечают практически всех крупных игроков.

Церемония ежегодно собирает всех представителей сообщества – от меценатов-миллиардеров, художников-звезд и директоров крупнейших музеев до рядовых сотрудников и начинающих. В зале всем приглашенным предлагают рассаживаться свободно, без деления гостей на более и менее важных. А сама церемония проходит в формате театрального представления – денежных призов лауреатам не полагается, их поздравляют музыкальным выступлением или перформансом.

Первой назвали книгу года. Ею оказалась «Бумажная архитектура: антология» Юрия Аввакумова. Затем объявили о лучшей реставрации – тут отметили работу по восстановлению государственных регалий и личных вещей русских монархов, парадного оружия, икон и ювелирных изделий из собрания Музеев московского кремля. Приз получила директор кремлевских музеев Елена Гагарина, поднявшаяся на сцену вместе с работниками реставрационных мастерских. Эту победу отметили самым запоминающимся номером церемонии – музыкальным выступлением Филиппа Горбачева и группы «Колокол», замиксовавших колокольный звон с объявлениями о важных событиях ХХ в. из новостной хроники.


Фото: The Art Newspaper Russia


Следом шла непростая номинация «Личный вклад», в которой встретились, в частности, Владимир Потанин, Леонид Михельсон и Алишер Усманов. Победителем оказался Потанин. Награду ему вручал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он же перечислил заслуги бизнесмена перед культурой, подчеркнув, что денежная помощь среди них – не самое главное. Гораздо важнее, по мнению Пиотровского, системная работа в трех направлениях.


Фото: The Art Newspaper Russia


Первое – бизнесмен способствовал принятию закона об эндаумент-фондах, благодаря чему их разрешили учреждать в государственных музеях. Это целевой капитал, который формируется за счет денежных пожертвований, ценных бумаг и других активов для получения инвестиционного дохода, который используется на поддержание деятельности некоммерческой организации. В России закон о порядке работы эндаументов был принят в 2006 г., а один из первых эндаумент-фондов в отечественной сфере культуры зарегистрирован в 2011 г. для поддержки Эрмитажа. Основателем фонда как раз стал Потанин, который пожертвовал $5 млн и сейчас возглавляет попечительский совет фонда целевого капитала Эрмитажа.

Второе – международная работа. Здесь номером один идет дар Фонда Потанина Центру Помпиду коллекции современного русского искусства и финансирование стипендий для русскоговорящих специалистов на прохождение стажировки в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.

И третье – укрепление связей внутри российского музейного сообщества.

Вручение награды Потанину подняло градус пафоса, но его успешно сбил конферанс Ивана Урганта, награждавшего следующего победителя – «Музей года». Здесь победу заслуженно праздновал Пушкинский, сделавший суперуспешные и важные выставки, в том числе «Щукин. Биография коллекции», впервые с 1948 г. объединившую в стенах российского музея коллекцию Сергея Щукина, разделенную после закрытия Государственного музея нового западного искусства.

Выставкой года назвали 5-ю Уральскую биеннале «Бесс мертие». Это заслуженный приз, хотя главным соперником по номинации была другая великолепная выставка – «Авангард. Список № 1. К 100-летию Музея живописной культуры» в Новой Третьяковке. Но награда комиссару Алисе Прудниковой важна не только как чествование успеха самой биеннале, но и как признание того, что арт-жизнь, классная и передовая, существует не только в Москве и Санкт-Петербурге. Кстати, с победой «Бессмертия» церемония могла приобрести и международный размах – куратором основного проекта была специалист Музея Гуггенхайма Шаоюй Вэн. Но не случилось: за несколько дней до церемонии гражданам Китая запретили въезд в Россию из-за угрозы распространения коронавируса, и Вэн приехать не смогла. Она много лет постоянно живет в Нью-Йорке, но паспорт у нее китайский.

Результаты любой премии почти всегда вызывают вопросы и разговоры, почему так, а не иначе. Премия The Art Newspaper Russia не исключение, тем более что она редакционная, а свой выбор редакция не поясняет. В целом ни один из победителей не вызывает недоумения, но все же явная столичность премии кажется перекосом. Понятно, что региональным музеям тяжело соревноваться на равных с Пушкинским, Третьяковкой или Эрмитажем. Тем не менее арт-жизнь за пределами Москвы и Санкт-Петербурга становится все интереснее и ярче. В этом году наградили Уральскую биеннале, ранее за лучшую реставрацию отмечали центр «Арсенал» в Нижнем Новгороде. Но и помимо них за пределами столиц немало музеев, галерей и выставок, достойных того, чтобы оказаться в компании столичных грандов и даже у них выиграть.

Другие статьи

«Париж — Москва»: 40 лет спустя
12 июня 2019
The Art Newspaper Russia
«Париж — Москва»: 40 лет спустя