Заходя на наш сайт, вы автоматически оставляете администратору свои пользовательские данные в целях функционирования сайта и проведения статистических исследований. Продолжая работу с сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

Назад

Генеральный директор Фонда Потанина Оксана Орачева: «Креативная экономика — про интересную жизнь»

В начале ноября в Екатеринбурге прошел международный форум «Индустриальность и культура: Почему мы не верим в креативную экономику?». Мероприятие проходило при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина в рамках 5-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства. «Культуромания» побеседовала с генеральным директором Фонда Потанина Оксаной Орачевой о креативной экономике, которая по прогнозам будет только расти, и о культуре как драйвере ее развития.

Текст материала

В начале ноября в Екатеринбурге прошел международный форум «Индустриальность и культура: Почему мы не верим в креативную экономику?». Мероприятие проходило при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина в рамках 5-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства. «Культуромания» побеседовала с генеральным директором Фонда Потанина Оксаной Орачевой о креативной экономике, которая по прогнозам будет только расти, и о культуре как драйвере ее развития.


— В чем причина того, что форум, посвященный индустриальности и культуре, прошел в рамках 5-й Уральской биеннале?

— Форум — содержательный компонент Уральской индустриальной биеннале современного искусства, и в этом году он проходит уже в третий раз. Он выступает связующим звеном между креативной средой, бизнесом и самим городом и направлен на поиск путей развития промышленных городов силами культуры. На первом форуме состоялся открытый симпозиум Всемирной биеннальной ассоциации (IBA), участники представили кейсы позитивного влияния временных культурных проектов на экономическое развитие города. Мне запомнился доклад проектного директора Йокогамской триеннале современного искусства Аки Хоаси, рассказавшей о культурных и экономических эффектах биеннале. И таких примеров, когда масштабные культурные проекты объединяют интересы бизнеса, органов управления, творческих индустрий и горожан, в мире много. Форум продолжил рефлексию, связанную не с художественной частью биеннале, а с возможностями, которые открывает само событие для городского развития.

— На форуме прозвучало утверждение, что только три города экспортируют культуру в России — Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург. Как Екатеринбургу удалось это сделать?

— В основе успеха Екатеринбурга лежат несколько составляющих. Основная, на мой взгляд, — это профессиональная команда, которая сразу поставила перед собой амбициозные цели, и чье видение будущего биеннале всегда было глобальным. Им удалось убедить в ценности и перспективах биеннале широкий круг партнеров, что помогало проекту стать заметным на федеральном и международном уровне. Сегодня Уральская индустриальная биеннале является для международного профессионального сообщества одной из самых влиятельных в России, а команда входит в состав этого профессионального сообщества. Так, например, комиссар и художественный руководитель Уральской индустриальной биеннале Алиса Прудникова входит в состав правления Всемирной биеннальной ассоциации.

— Кого вы имеете в виду, говоря про партнеров?

— Например, Ростех, "Группа Синара", «Сибур». Сама биеннале уже вышла за пределы Екатеринбурга, ее спецпроекты реализуются в Свердловской, Тюменской, Оренбургской областях и других городах России. В Тобольске, Кыштыме, Сатке — на базе заводов — в рамках биеннале появились арт-резиденции. Все это было бы невозможным без поддержки корпоративных партнеров, которые увидели в такого рода проектах ценность для своих предприятий.

— А ценность для бизнеса в чем?

— Биеннальные проекты очень важны с точки зрения развития корпоративной культуры. Появление художников на предприятии позволяет всему коллективу предприятия вырваться из обыденности, посмотреть на место своей работы под другим углом и увидеть новое в том, что уже давно знакомо, а также познакомиться с современным, актуальным искусством. Достаточно вспомнить историю с корпусом Уральского оптико-механического завода.

— Это действующий завод, на территории которого проходит 5-ая Уральская биеннале?

— Да. История интересна тем, что сам завод, который производит оптические приборы, находится в идеальном порядке и стерильности. Корпус же, в котором проходит биеннале, сейчас не используется на производстве. Он стоял заброшенный в ожидании реконструкции. По словам организаторов биеннале, сотрудников завода взволновала новость о том, что в этом корпусе будет проходить большое международное событие — они хотели сделать ремонт, подготовить его к приему гостей. Стоило немалых усилий убедить их в том, что художникам интересно работать именно с таким пространством.

— Это же тоже меняет менталитет сотрудников?

— Конечно! Оптико-механический завод — закрытое предприятие, и вдруг его часть открывается для широкого круга посетителей. Если говорить более глобально, то столкновению с искусством неизбежно вызывает желание перемен и трансформирует отношение ко многим вещам, в том числе и к месту работы.

— По какой причине в названии форума — «Почему мы не верим в креативную экономику?» — заложен некий скепсис, про ошибки сразу идет речь?

— В названии скрыта провокация, конечно. Когда проводятся большие форумы, принято говорить о достижениях. В нашем же случае название форума сразу настраивает на критический лад — если что-то не получилось, то это тоже важный опыт, из которого можно извлечь уроки и продолжать двигаться дальше.

— В современном мире креативная экономика важна? Звучали цифры — в России это 5% ВВП, а, скажем, в развитых странах этот показатель может достигать 60-70%.

— Креативная экономика, безусловно, важна. Классические крупные предприятия с тысячами работников постепенно уходят в прошлое. Те же гиганты, которые продолжают работать, уменьшают количество вовлеченных людей за счет внедрения технологических решений, автоматизирующих многие процессы. В скором будущем многие люди должны будут перейти в креативный сектор. Мир постоянно меняется и креативная экономика — это один из ответов на изменения.

— То есть получается, креативная экономика очень важна для городов с промышленным прошлым, чтобы создавать новые рабочие места?

— По сути да, креативная экономика создает новые рабочие места. Более того, промышленные города могут внедрять креативную часть в основное производство уже сейчас, чтобы дать возможность своим сотрудникам реализовать себя вне работы в чем-то творческом. Так, например, Новолипецкий металлургический комбинат делился опытом интеграции культуры в жизнь предприятия, где рабочие создавали произведения, из которых затем была составлена выставка. В целом же неслучайно в промышленных городах все чаще проходят различные арт-фестивали и конкурсы, которые привлекают большое количество людей.

— То есть в этих городах пытаются вернуться к советскому лозунгу, что культурным быть лучше, чем некультурным?

— Я бы так не сказала. Все творческие проекты для сотрудников предприятий скорее направлены на раскрытие в каждом человеке творческого начала. Занимаясь творчеством во внерабочее время, на работе сотрудник продолжает мыслить креативно.

— Какие критерии эффективности должны быть у культурных проектов креативной экономики?

— В культурных проектах критерием может выступать долгосрочный социальный эффект с потенциалом монетизации. Рассмотрим на примере биеннале — ее проведение невозможно без наличия развитой инфраструктуры, которая включает в себя транспорт, гостиницы, кафе и рестораны. Доходы от сферы услуг не покрывают расходов на проведение биеннале, но у людей формируются определенные привычки.

— Что вы имеете в виду?

— В России появился тренд — культурный туризм. Если раньше все основные культурные события, будь то спектакли или выставки, были сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге, то сейчас появились места за пределами столиц, которые притягивают активных людей, заинтересованных в локальном культурном продукте. Приток туристов создает определенный экономический эффект. Появление таких новых точек притяжения — процесс небыстрый, но он идет.

— Крупные промышленные предприятия спонсируют проекты, а какая роль у государства?

— У биеннале есть и государственные источники финансирования. Так, Министерство культуры поддерживает событие через участие ГЦСИ-РОСИЗО. Но в случае с государством, на мой взгляд, важна даже не столько финансовая поддержка, сколько административная. По тому, как власть откликается на биеннале, принимает участие в официальных мероприятиях, помогает с решением различных вопросов, видно, что у нее есть осознание важности культуры для развития региона.

— Ваш прогноз — как креативная экономика будет развиваться в России? Учитывая, что только 5% от ВВП она составляет сейчас.

— Я думаю, что креативная экономика в России будет продолжать развиваться. Мы видим, что к ней все чаще обращаются в разных городах России. Если говорить о музейной сфере, то можно наблюдать бум появления частных музеев. Многие специалисты творческих профессий начинают работать как индивидуальные предприниматели. Если обобщить и подвести итоги, то можно сказать, что креативная экономика — про интересную жизнь, потому что творчески реализовать себя в ней может каждый.

Другие статьи

«Париж — Москва»: 40 лет спустя
12 июня 2019
The Art Newspaper Russia
«Париж — Москва»: 40 лет спустя