Назад

Генеральный директор Фонда Потанина: «Больше не надо доказывать, что культура нужна»

Генеральный директор Фонда Потанина Оксана Орачева рассказала о поддержке музеев во время локдауна, трансформациях музея как общественного института и возможностях, которые открылись в кризисный период

В Москве завершился очередной форум «Музейный гид — 2021» — встреча для профессионалов и специалистов музейной сферы, которую Благотворительный фонд Владимира Потанина проводит с 2011 года. В этом году участники дискуссий размышляли о том, какое будущее ждет музеи после пандемии COVID-19 в новом, цифровом мире. В интервью ТАСС генеральный директор Фонда Потанина Оксана Орачева рассказала о поддержке музеев во время локдауна, трансформациях музея как общественного института и возможностях, которые открылись в кризисный период. 

— Прежде чем перейти к разговору о будущем, хочу спросить немного о прошлом. Как, по вашему мнению, прошедшие полтора года повлияли на музеи? Что изменилось во взаимодействии музеев с посетителями и как на характер этого взаимодействия повлияла цифровизация? 

— Как только мир оказался в ситуации пандемии и стало понятно, что возвращение к прежнему формату работы невозможно, музеи сразу же столкнулись одновременно и с проблемами, и с новыми возможностями. Экономика музея устроена таким образом, что часть бюджета формируется за счет продажи билетов. Локдаун вынудил музеи прекратить принимать посетителей — и, естественно, для многих это стало серьезным ударом.

Вторым вызовом пандемии, с которым столкнулись буквально все, и музеи здесь не исключение, — это ускорение процесса цифровизации. Еще до пандемии существовали музеи, которые существенно продвинулись на этом пути. Однако были и такие, которые практически не использовали в своей работе цифровые инструменты. Проблема, которая выявилась во время пандемии, — это недостаток компетенций, необходимых для работы в онлайн-пространстве. Те, кто до коронавируса только делал первые шаги в этом направлении, ощутили некую растерянность, столкнувшись с нехваткой кадров, знаний и опыта. Необходимость переходить в онлайн стала очевидной, причем совершить этот переход нужно было таким образом, чтобы сохранить конкурентоспособность в виртуальном мире.

— Есть ли у Фонда Потанина программы поддержки музеев в этот непростой период?

— Мы запустили немало антикризисных инициатив, и одна из них, реализованная в рамках конкурса "Общее дело", предполагала помощь организациям культуры в переходе в онлайн. Можно было получить до 1 млн рублей, предлагался большой спектр возможностей для использования этого бюджета: от выплаты зарплат сотрудникам до, собственно, поддержки перехода на цифровые форматы. 

Самое интересное — то, на какие именно цели были использованы грантовые средства. Одним из самых популярных, актуальных запросов стало обучение сотрудников: стало понятно, что без определенного уровня компьютерной грамотности переход в онлайн невозможен. Кроме того, часто средства направляли на покупку оборудования, программного обеспечения. Здесь речь шла уже не столько об овладении новыми инструментами, сколько о качестве конечного цифрового продукта: просто сделать сайт оказалось недостаточным, требовалось сделать его таким, чтобы он привлекал внимание пользователей.

В итоге было проведено восемь циклов конкурса, два из них мы даже делали дополнительно. В результате поддержали более 200 организаций.

— На ваш взгляд, изменила ли пандемия и кризис, вызванный ее последствиями, роль и функции музеев?

— Это важный момент, на котором хотелось бы заострить внимание: многие организации стали запрашивать дополнительные средства не только для того, чтобы поддержать самих себя, но и для того, чтобы одновременно помочь тем, кто оказался в еще более сложной ситуации — например, обучать людей старшего возраста пользоваться планшетами и компьютерами, чтобы преодолеть социальную изоляцию, или разрабатывать разного рода онлайн-активности для того, чтобы учителя могли их интегрировать в школьную программу.

Эта социальная роль у музеев, на самом деле, всегда была, просто мы ее не замечали. Теперь же она стала гораздо более заметной. Мы переосмыслили роль культуры: из роли "остаточной" она стала восприниматься действительно значимой. Больше не надо доказывать, что культура нужна.

— В своем выступлении на форуме, говоря о новой роли музеев, вы упомянули, что музеи способны вносить некоторый вклад в здоровье человека. Действительно, уже существует опыт зарубежных стран, где врачи рекомендуют, наряду с назначенным лечением, еще и посещение музея. Могла бы такая практика прижиться в России?

— У нас есть целый ряд проектов, связанных с различными аспектами взаимодействия музеев с социальной сферой. Например, благотворительный фонд "Гольфстрим" — победитель нашего конкурса Музей 4.0 использовал средства современного искусства в работе с людьми с особенностями развития. Есть интересный проект Пермской художественной галереи и фонда "Берегиня" для детей, которые находятся на лечении в онкодиспансере. Индивидуальные арт-терапевтические проекты существуют давно, и их немало, однако здесь мы, скорее, говорим про людей с теми или иными особенностями развития, в то время как зарубежный опыт интересен тем, что терапевтическая сила искусства может быть интегрирована в работу с любой группой населения. 

Думаю, что позитивное влияние культуры, музеев на благополучие человека будет постепенно признаваться. Мы поддержали исследование Европейского университета по культуре счастья — чтобы посмотреть, насколько и каким образом взаимодействие с различными культурными институтами влияет на ощущение счастья и удовлетворенности жизнью. Ведь ощущение благополучия, счастья — очень субъективное. Если человек после похода в музей чувствует себя лучше, получает позитивные эмоции, то он и физически себя чувствует лучше. 

Когда исследование будет завершено, мы планируем поделиться результатами с широкой аудиторией. И я думаю, что для учреждений культуры это также будет полезно — увидеть эту свою социальную роль. 

— Недавно Пушкинский музей представил масштабный проект, который готовил один из самых известных кураторов в мире — Жан-Юбер Мартен. В рамках этого проекта Мартен предложил немного сместить акцент со знаний, за которыми часто идут в музей, на воображение, игру, на те чувства, которые посетитель может испытать, посетив экспозицию. Как вы думаете, не сместится ли в будущем фокус на такие формы из-за того, что публика становится все более требовательной и "насмотренной"?

— Я бы не стала резко противопоставлять образовательную и игровую функцию музеев. Ведь игровой формат отнюдь не исключает обучение — и наоборот. Сегодня во всех сферах нашей жизни соучастие становится очень важным элементом, и игра — это как раз про активное участие в процессе, когда ты сам выбираешь, про что хочешь узнать сегодня.

Конечно, музеи становятся более креативными и изобретательными, демонстрируя, что с экспонатами можно работать по-разному: с какими-то из них можно играть, какие-то могут использоваться как наглядные учебные пособия и так далее — в  зависимости от того, с какими категориями посетителей музей работает. Если есть желание, чтобы дети в будущем ходили в музей, чтобы он их не оттолкнул, — сначала ребенка нужно увлечь игрой, а затем уже постепенно переходить на более серьезный уровень познания.

— После масштабного перехода в онлайн, когда экскурсии по экспозициям крупнейших музеев и лучшие мировые театральные постановки стали общедоступными, не пропадет ли у посетителей интерес к очным визитам в музеи?

— Я уверена, что нет, потому что одно дело — увидеть картину на экране телефона, и совсем другое — взаимодействовать с искусством вживую. Но онлайн здесь, скорее, помогает, чем отталкивает от посещения: как только ограничения стали ослабляться, люди охотно пошли в музеи и театры. Потому что не хватает так называемого опыта переживаний. 

Думаю, что скоро мы перестанем противопоставлять онлайн и офлайн. Да, театральные постановки лучших спектаклей стали доступны широкому кругу людей, но в итоге в Большой театр билеты не достать.

А ведь каких только форм не придумали — и игры, и 3D! Но все равно желание прикоснуться к подлиннику — оно остается. Все остальное становится лишь интерпретацией, а человеку хочется собственной интерпретации — не чужой и не цифровой.

— Подводя итог форума «Музейный гид — 2021», к каким тезисам пришли эксперты? Какая картина рисуется для музеев в ближайшем будущем и на что им опираться, чтобы оставаться актуальными для посетителей?

— Если говорить совсем коротко, профессионалы смотрят в будущее с оптимизмом, хотя это не исключает работы со сложностями и вызовами, с которыми музеи и музейные работники сталкиваются. А если мы смотрим на будущее с оптимизмом, значит, мы будем делать шаги, чтобы к нему приблизиться. 



ИсточникТАСС

Другие статьи

В Томске обсудили просветительскую миссию университетских музеев
09 апреля 2024
Федеральный портал «‎Российское образование»‎
В Томске обсудили просветительскую миссию университетских музеев
Фонд Потанина подвел итоги конкурса «Спорт для всех» 2023/2024
16 февраля 2024
Журнал о благотворительности
Фонд Потанина подвел итоги конкурса «Спорт для всех» 2023/2024
Фонд Потанина объявил итоги конкурса «Спорт для всех»
15 февраля 2024
Агентство социальной информации
Фонд Потанина объявил итоги конкурса «Спорт для всех»
Фонду Потанина исполнилось 25 лет
10 января 2024
Агентство социальной информации
Фонду Потанина исполнилось 25 лет
Фонд Потанина и фонд «Заповедное посольство» охватили заповедные территории всей страны эковолонтерскими программами
26 сентября 2023
Официальный сайт АНО дополнительного профессионального образования Эколого-просветительский центр «Заповедники»
Фонд Потанина и фонд «Заповедное посольство» охватили заповедные территории всей страны эковолонтерскими программами
Оксана Орачева – о юбилее Фонда Потанина и новом конкурсном сезоне
13 сентября 2023
Агентство социальной информации
Оксана Орачева – о юбилее Фонда Потанина и новом конкурсном сезоне