Назад

Александр Садовников: «Выбрать “свои” университет и факультет очень важно»

Александр Садовников – доцент кафедры физики открытых систем Института физики Саратовского национального исследовательского университета имени Н. Г. Чернышевского и победитель грантового конкурса для преподавателей магистратуры. В 2022 году Александр получил нагрудный знак «Молодой ученый», который вручается за личные заслуги и высокие результаты в сфере научной деятельности и высшего образования.

В интервью Александр рассказал, как складывался его профессиональный путь, почему важно давать возможность молодым ученым проходить практику в лабораториях, и как написать заявку на грант, чтобы победить.

Александр, поздравляем вас с наградой! Расскажите, пожалуйста, что она для вас значит?

Спасибо! Без сомнений, это дополнительный стимул к росту и развитию. В этом и заключается основная идея таких наград – дать ученому дополнительную мотивацию, взрастить в нем желание «оживить» сложившийся порядок вещей.

Я вместе с коллегами занимаюсь развитием университетской лаборатории, так что воспринимаю это и как высокую оценку ее деятельности. Сейчас есть дефицит молодых кадров, поэтому важно демонстрировать 30-40-летним ученым, которые уже начали проводить свои исследования, что они востребованы и к ним относятся с вниманием. Хочется, чтобы они начинали не с нуля, а приходили уже в работающее пространство. Поэтому университет предлагает материально-техническую базу, а задача молодых ученых – трансформировать ее в процессе своей деятельности, исходя из идей и импульсов времени и места, в котором мы живем. И мы делаем все, чтобы достичь общими усилиями достойных результатов.

А с чего обычно начинается путь молодого ученого?

Первые связи с наукой закладываются еще в школе, и очень важно, в какой среде взрослеет ребенок, чем его окружает педагог на рубеже второго и третьего «семилетия». В этот момент хочется видеть перед собой человека, который предлагает живой материал, а не набор окостенелых фактов и пыльных, законсервированных понятий. Применительно к естественно-научному направлению – преподавателя, который рассказывает про физику так, что ученики на каждом уроке делают маленькие открытия и выпускаются из школы не только с хорошим багажом знаний, но и с живым интересом к окружающему миру. Этот момент очень важен, в частности, при дальнейшем выборе профессии, ведь именно тогда формируются представления о возможности в профессиональной деятельности прикоснуться к тайнам природы и сделать своё исследование.

Следующий этап проходит на рубеже третьего и четвертого «семилетия». В период университетской жизни появляется возможность глубокого исследования конкретного феномена. Конечно, у преподавателей в университете иной подход к обучению в сравнении со школьными методиками. Они уже не ведут студента «за ручку», но могут своими знаниями и опытом поддержать интерес к предмету. Могу сказать, что на этом этапе мне очень повезло: я поступил на факультет нелинейных процессов Саратовского государственного университета и оказался окружен вниманием и заботой талантливых людей – наших преподавателей, которые читали лекции и занималась с нами в лабораториях. Среди них, конечно, основатели факультета – профессор Юрий Иванович Левин и профессор Дмитрий Иванович Трубецков.

Какую роль в профессиональном становлении молодого ученого играет альма-матер?

Выбрать «свои» университет и факультет очень важно. Например, у нас на факультете нелинейных процессов довольно интересная система преподавания. Мы рассматриваем все процессы – будь то волновой или колебательный процесс, взаимодействие волновых явлений – от общего к частному, это для нас базовый принцип обучения. И мне кажется, такой подход очень важен в научной среде.

Вообще, факультет нелинейных процессов назван так не случайно, он сформирован как вторая ступень колледжа прикладных наук, который как раз был первой ступенью, призванной зажечь искорку в детях. А дальше в университете важно пронести ее и дать этому факелу разгореться.

У меня под чутким вниманием руководителей получалось развивать необходимые ученому качества. Способствовала и среда, которая окружала в университете: здесь каждый лектор, как правило, исследователь высокого уровня, он занимается актуальными вопросами, которые в научной среде интересуют многих. Важно, когда перед тобой читает лекции человек, увлеченный не просто феноменом физики, как в школе, а который в настоящий момент занимается живым направлением исследований в области фундаментальной или прикладной физики. При этом тыне можешь еще охватить вниманием весь рассматриваемый феномен, но осознаешь, что это что-то важное, пока недоступное тебе. И тут впервые сталкиваешься с тем, что, задавая вопрос касательно решаемых проблем, ты уже идешь по пути поиска ответа на него, между тобой и ответом уже есть ниточка, и преподаватель университета где-то между вами её удерживает, чтобы ты не забывал про то, что ответ где-то есть. Тогда я так для себя определил специфичность научной работы.

Для меня это обстоятельство оказалось решающим. В дальнейшем я сделал выбор в пользу аспирантуры. На тот момент я уже работал научным сотрудником, лаборантом – тем, кем ты можешь работать, пока у тебя нет высшего образования. Приступил к реализации более серьезного проекта, который выбрал совместно с руководителем, начал погружаться в него. На этом этапе важно не только знать и понимать определенные вещи, но и уметь рассказывать о них другим людям, участвовать в конференциях, объяснять сложное – понятными словами. А еще нужно доносить до людей, зачем ты вообще этим занимаешься. Просто ли это твой интерес или что-то действительно важное и нужное.

Получается, что ученый – это в целом кабинетная работа? Или опыт практической деятельности тоже важен?

Безусловно важен, поэтому следующей ступенью моего профессионального развития стала работа на производствах и в конструкторских бюро. Я очень благодарен людям, с которыми повстречался на этом этапе. Мне посчастливилось поработать некоторое время в Германии, в Мюнстере, в группе профессора Сергея Олеговича Демокритова. Это было необходимо для получения опыта, который в дальнейшем пригодился для работы в лаборатории СГУ – ее построили под руководством профессора Сергея Аполлоновича Никитова в 2010 году в рамках реализации первой волны проектов «мегагрантов». В Германии я занимался исследованием систем когерентного генерирования сигнала в наноразмерных структурах на основе ферромагнитных пленок. По возвращении в Саратов погрузился в экспериментальную жизнь в рамках созданной новой лаборатории и продолжаю развивать ее до сих пор. Наукой мы занимаемся со студентами, магистрами, привлекаем аспирантов, вместе пишем проекты и работаем не только над развитием пространства лаборатории, но и над прикладными задачами, как раз потому что для ученых важно выходить за пределы лаборатории, не ограничиваться только фундаментальной наукой.

Вообще, необходимо интересоваться всем, что происходит в сфере ваших научных интересов, изучать конкурентное поле, рынок, думать, как можно быть ему полезным, какие разработки предложить. И это, кстати, трамплин для лаборатории, чтобы она была не просто подразделением, а живым объектом. Живость в лабораторию как раз приносят молодые ученые.

У нашей лаборатории прекрасный руководитель. Понятно, что выбранное им научное направление – гарант продолжения ее работы. Если говорить конкретно про меня, то в мои задачи, в частности, входит работа с группой, которая занимается разработкой проектов, связанных с магнетизмом. В настоящий момент у нас есть не только группа, но и подгруппы. Лаборатория живет, и я помогаю ей в этом.

Какими профессиональными достижениями вы гордитесь и какие новые задачи для себя ставите?

Я считаю, что лаборатория, созданная на средства «мегагранта» 10 лет назад, по-прежнему на волне. Это заслуга всего нашего коллектива: у нас очень много идей, проектов, коллабораций.

Мы участвуем в конференциях. Причем не только я, но и наши аспиранты, магистры и студенты. В этом, наверное, и есть жизнь лаборатории. К нам постоянно приходят новые ребята, желая попробовать себя в научной работе. Это отчасти входит в идею проекта, реализуемого на грантовые средства Фонда Потанина: мы хотим интегрировать учебный процесс в работу научной лаборатории, сделать ее доступной как для студентов, так и для профессионального сообщества.

В дальнейшем хочется сосредоточиться на том, чтобы интегрировать науку в образование: идея не в том, чтобы всех студентов подряд заставлять выполнять курсовые работы, а в том, чтобы заинтересовать их остаться в науке, пойти в аспирантуру, дальше работать в лаборатории. Потому что, развивая такие пространства не только в нашем университете, но и в других, мы позволяем научному сообществу в целом формироваться, реализовываться и быть важным, нужным, замеченным.

Так что основная задача для меня – создать пространства, в которых молодежь сможет заниматься исследованиями, поиском и решением новых задач, общаться и привносить дух научной жизни и работы в университетское сообщество.

Расскажите, пожалуйста, о вашем опыте взаимодействия с Фондом.

В 2008 году я как победитель стипендиального конкурса прошел отбор на Школу Фонда, и отлично помню то настроение, которое меня сопровождало. У нас были мини-группы, в составе которых мы на неделю ездили в Москву. Делали проекты, участвовали в мастер-классах. Постоянно была какая-то «движуха», перед нами выступали крутые спикеры. И я помню этот дух потанинского «братства», единение с теми, кто проходил Школу. Мы понимали, как много есть возможностей вокруг, что мы можем действовать, развиваться в той или иной области. Мы до сих пор общаемся с теми людьми, с которыми я ездил в Москву из Саратова больше 10 лет назад. Мы знаем, кто в какой сфере работает, кто чем занимается. Если бы у меня не было за плечами такого опыта, на конкурс для преподавателей магистратуры я бы заходил с другим настроением.

Мы подавали заявки на этот конкурс дважды или трижды. В первый раз, мы пришли с идеей: «Вот у нас есть наука, и мы хотим ее довести до студента». Но идея была сырая – мы сами не понимали, как нам это сделать, поэтому и не получили грант в тот раз.

Но год от года мы что-то меняли. У нас уже был пилотный опыт по привлечению молодежи, вовлечению в научную жизнь. Этот опыт реализовался в текущем проекте, с которым Фонд нас поддержал.

Идея проекта продиктована самим началом нашей с вами беседы: как заинтересованному, мотивированному, прошедшему некий подготовительный этап молодому человеку показать, что такое наука, зачем и для чего она нужна. Скорее всего, у молодого специалиста складывается представление, что это что-то недостижимое, что нужно куда-то ехать, искать оборудование, например, коллайдер. Мы же хотим показать, что даже в рамках большой лаборатории нашего университета всегда можно сделать некую «песочницу», в которую они могут свободно прийти и подготовить собственные проекты: у нас все для этого есть, включая дорогостоящее оборудование. Мы хотим интегрировать молодежь в научную жизнь, дать им возможность проводить эксперименты, описывать результаты, выступать на конференциях. Мы показываем, как можно построить свою карьеру, как выбрать траекторию в науке.

Многие задают резонный вопрос о доходах и вознаграждении. Наша задача, в том числе, показать, что в лаборатории есть научные проекты, гранты, которые, в свою очередь, поддерживается фондами, государством, университетами, и это открывает для молодых ученых новые возможности. Рассказать, как правильно оформляется научный проект, что нужно для его реализации. Какие потребуются ресурсы и как эти ресурсы распределить, потому что они всегда ограничены, как их эффективно использовать. Это и есть основная идея проекта, который мы сейчас реализуем в рамках гранта Фонда. Мы разработали вариант погружения в «песочницу», и он работает.

На первом этапе человек, который к нам приходит заниматься наукой или просто слушает магистерский курс, начинает разбираться, как вообще наука строится. Мы предлагаем ему задачи, с которыми он может поработать: освоить некие программные продукты, запустить модельные задачи на компьютере. Дальше начинается этап, на котором мы объясняем, зачем эти разработки были сделаны. Мы переходим к расчетам, прототипированию, созданию структур на ферромагнитных пленках, использованию измерительных установок. Работа на этом этапе проходит в присутствии опытных инженеров и аспирантов лаборатории.

Наша идея заключалась в том, чтобы не ограничивать курс компьютерными классами, а масштабировать это на некую базу, дополнить пространство лазерными станками с функцией профилирования и изготовления простых структур, чтобы у ребят была возможность попробовать самим что-то создать, увидеть результат компьютерных разработок в «осязаемом» формате, в виде реального изделия.

Обычно выбирая научную работу, ты уходишь с головой в один из четырех этапов: в расчеты и компьютерное моделирование, в изготовление структуры, в измерения или в коммерциализацию разработок. Но благодаря нашей «песочнице», каждый может попробовать себя на всех этапах и понять, какой ему приходится по душе.

Сейчас мы создаем класс, где сможем проводить этот курс. Там будет демонстрационная зона, в которой студенты смогут презентовать свои проекты. Вот с этим мы связываем наши основные обязательства перед Фондом.

Поделитесь, пожалуйста, советами для преподавателей, которые планируют принять участие в конкурсах Фонда.

Если чувствуете, что готовы, нужно обязательно пробовать. Возможно, каких-то ресурсов прямо сейчас не хватает, но они появятся. Может быть, в соседней лаборатории, на соседнем факультете или кафедре есть человек, который ответит на вопрос или даст прибор, на котором можно проводить измерения, поможет организовать практикум, который никто не хочет запускать. Не нужно останавливаться и отказываться писать заявку, если упираетесь в отсутствие ресурсов, вы просто можете не знать, что на самом деле они есть.

Также стоит изучить, какие проекты уже были поддержаны, какие материалы созданы по их итогам, почитать те же интервью с грантополучателями.

Следующий важный момент – понять, кто целевая аудитория проекта. Для кого вы разрабатываете курс/программу/проект? Стоит ответить на вопросы: «Что я буду делать?», «Что именно мне нужно для реализации моего мотива?», «Какие цели я перед собой ставлю, какие задачи?», «Я буду решать эти задачи сам или мы будем решать их вместе с кем-то?», «Как вообще они связаны с тем, что происходит вокруг?». Последний вопрос особенно важен, так как ваш проект должен встраиваться в текущую повестку, не быть оторванным от тех процессов, которыми реально живет университет.

Ответив на эти вопросы, вы сможете понять, нужны ли вам в принципе грантовые средства, или проект можно реализовать без привлечения дополнительного финансирования. Потому как грант предполагает очень четкое понимание, на какие нужды пойдут конкретные траты и в каком объеме. Здесь мы подходим к такому аспекту, как формирование бюджета. Он должен быть понятным, ясным и четким.

На мой взгляд, это основные моменты, на которые важно обратить внимание. Тогда и написать заявку будет проще.