Назад

Оксана Орачева: «Миссии Фонда Потанина и ТГУ схожи»

В апреле Благотворительный фонд Владимира Потанина и Томский государственный университет провели конференцию «Проектное наследие и трансформация университета» для преподавателей и сотрудников высшей школы. Генеральный директор Фонда Оксана Орачева рассказала в интервью университетской газете Alma Mater, каким видит будущее высшего образования, почему важно поддерживать неравнодушных активных людей и способен ли ИИ написать грантовую заявку лучше, чем человек.

Фонд и университет – это про людей

– Оксана Ивановна, изначально Императорский Томский университет поставил перед собой задачу не только давать знания, но и воспитывать широко мыслящего человека, который может создавать научные мировоззренческие решения. Насколько эта миссия созвучна миссии вашего фонда?

– Наверное, первое, на что хотелось бы обратить внимание, когда мы говорим о миссии Фонда в связке с миссией Томского госуниверситета, это то, что в центре стоит человек, будь то студент, преподаватель, учёный, если мы говорим об университете, или это человек, которого поддерживает Фонд Потанина. Это всегда человек неравнодушный, заинтересованный, стремящийся что-то изменить, соответственно, обладающий необходимыми знаниями, навыками, которые он мог бы приобрести в том или ином университете. В этом смысле наши миссии похожи по своему духу, в этом наше объединяющее начало.

Если говорить о нашей Стипендиальной программе как части большой миссии Фонда, то здесь, конечно же, пересечений будет ещё больше. Практически с момента создания мы занимаемся поддержкой высшего образования. Мы выбрали для себя, наверное, не совсем стандартный подход, которого придерживаемся практически все 25 лет работы – поддерживаем студентов и преподавателей индивидуально.

Если в образовании будут талантливые люди, которым не все равно, которые готовы учиться и учить, искать новые знания и делиться этими знаниями, мы уверены, они будут проявлять ответственность во всем, начиная от учебного процесса и выходя за его рамки. Это то, что мы называем личной социальной ответственностью.

Для нас образование – это не только стены или сам учебный процесс, но и то, что происходит в жизни людей за пределами аудитории. Ни один университет не существует в безвоздушном пространстве. Университеты могут многим поделиться с обществом, помочь придумать и внедрить много нового. И это тоже и про миссию Фонда, про личную социальную ответственность, про готовность меняться самому и помогать меняться другим, благодаря этому всем вместе двигаться дальше.

Как выбрать достойных?

– Расскажите, на каких принципах выстраивается благотворительная поддержка Фонда? Как вы определяете, кого следует поддержать?

– Есть система открытых конкурсов, и она у нас очень активно используется. Фонд проводит каждый год более 20 открытых конкурсов, в том числе в сфере образования. Независимые эксперты отбирают лучшие проекты или лучших студентов, которые затем получают поддержку.

Вместе с тем мы стараемся занимать проактивную позицию, то есть не только отвечать на внешний запрос, но и стимулировать появление чего-то нового, нестандартного. Мы проводим конкурсы по приглашению – есть такой инструмент, он тоже принят среди грантодателей. Мы выбираем организации, разделяющие наши ценности, имеющие схожие принципы работы, и поддерживаем их деятельность и проекты.

Для реализации проактивного подхода нам важно понимать, что происходит: грантодающая организация не должна отрываться от тех, кого она поддерживает. Поэтому мы регулярно встречаемся с коллегами и внимательно мониторим образовательную повестку.

– Какие из задач, которые Фонд ставил перед собой в начале, удалось реализовать в действительности?

– В январе этого года нам исполнилось 25 лет. Может быть, с точки зрения университета, это не так много, но для благотворительной организации это значительный срок.

Наверное, главное, что нам удалось, – это выработать определенные принципы, которых мы придерживаемся, выбрать для себя те направления, в которых мы работаем, чтобы они действительно помогали и отвечали сегодняшнему дню.

Сначала у нас была северная стипендиальная программа, которая работала только на Норильск. В 2000 году стартовала федеральная стипендиальная программа, которая действует до сих пор. И это здорово, что удалось придумать такой формат поддержки, который остается востребованным. Это с одной стороны, а с другой стороны, удалось при всей длительности поддержки все время двигаться вперед, не стоять на месте.

Сегодня Стипендиальная программа носит имя Владимира Потанина. Она стремится отвечать на запросы студентов и преподавателей, может быть, где-то опережая время и формируя новые запросы, поэтому из года в год трансформируется.

На самом деле это очень сложная история – определить, что должно оставаться неизменным, а что нужно менять. И здесь у нас тоже есть пересечение с ТГУ. Трудно представить себе университет, который все время тот же, каким он был создан, например, 145 лет назад. Несмотря на то, что сохранились стены, сам университет уже чуть-чуть другой и высшее образование за это время изменилось. То же самое и с нами – мы продолжаем поддерживать высшее образование и инициативных людей, но каждый раз немного что-то меняем, чтобы оставаться актуальными.

К примеру, работая с российскими музеями, мы предлагаем самые разные форматы, но все время что-то подкручивая, добавляя или, наоборот, убирая, потому что нам важно, чтобы наша работа была действительно востребована.

Еще один момент, который важно отметить как результат работы Фонда и один из ее ключевых принципов, – это партнёрство. Мы выстраиваем наши отношения с грантополучателями, или, говоря менее бюрократично, с теми людьми, которые попадают в нашу орбиту, как партнерские. Мы уверены, что именно таким образом усиливается эффект от нашей поддержки.


Университеты были и будут

– Оксана Ивановна, сейчас высшее образование в России переживает эпоху трансформации. Шесть российских вузов, в том числе ТГУ, участвуют в пилотном проекте по совершенствованию системы высшего образования России. Как вы считаете, каким будет образование в будущем?

– Университеты возникли много веков назад и будут дальше существовать. Это не только про передачу знаний. Во время обучения человек очень много приобретает с социальной точки зрения. Это формирование образа жизни, мышления. И это гораздо сложнее, чем получение знания, потому что какой-то пробел можно компенсировать чтением книг или курсами.

Университет – это постоянная борьба консерватизма и необходимости трансформации. Знания ведь уже созданы, и вроде хочется все, что знаешь, отдать, в этом плане присутствует консерватизм. Вместе с тем есть и стремление к чему-то новому, к созданию нового знания. В этом плане университет очень гибкий, постоянно развивающийся институт. Мне кажется, такое «перетягивание каната» то в одну сторону, то в другую, будет присутствовать. А трансформация – это в какую форму это упаковать. То есть на совсем глубинную суть университета это вряд ли повлияет.

Но в то же время университет должен быть гибким, развивающимся, иначе он просто останется в своей старой функции, будет передавать устаревшие знания, не создавая новые.

Если говорить о нашей роли во всех этих процессах, мы надеемся, что, поддерживая активных и мотивированных людей – студентов и преподавателей, мы помогаем университету в этой трансформации. Мы вместе с университетами выявляем тех, на кого можно опереться, кто готов не просто ждать, пока кто-то будет развивать высшее образование, а каждый день готов делать вклад в развитие, беря на себя дополнительные обязанности. Если в университете таких людей становится много, тогда он динамично развивается.

Наверное, лучший тому пример – это ректор ТГУ Эдуард Галажинский, который когда-то был победителем нашего конкурса для преподавателей. По-моему, его история является очень показательной.

Нейросети – не залог успеха

– Оксана Ивановна, давайте поговорим об искусственном интеллекте. Как вы думаете, какую роль он будет играть в будущем? Например, уже сейчас нейросети пишут музыку, тексты. Превзойдет ли ИИ человека? Заменит преподавателя?

– Здесь нет однозначного ответа. Каждое поколение преподавателей, студентов, когда сталкивается с какой-то новой проблемой, думает: «Все специальности исчезнут, появятся другие, а наши навыки никому не нужны». Это классическая история. Например, так же хоронили радио, но все равно все продолжается.

Конечно, искусственный интеллект может какие-то процессы упростить, но он не заменит образование как таковое, потому что он не может работать на ту функцию образования, которая не связана с прямой передачей знаний.

Наверное, это можно сравнивать с тем, что раньше мы писали курсовые и дипломные работы от руки, потом печатали их на машинке, а теперь это можно все сделать на компьютере. Причем, списывали люди на всех этих этапах, просто на компьютере это стало сделать проще.

Опять же, с помощью компьютерной программы можно написать работу, но если преподаватель применит тот же IT-инструмент, то поймет, что выполнил ее не сам студент. С другой стороны, должна уйти рутина, тогда больше времени останется на творчество. Поэтому ИИ – это интересная штука.

Мы тоже все время это обсуждаем, и понятно, что много историй, когда студенты хвастаются, что за меня диплом написал искусственный интеллект. Когда мы в прошлом сезоне запускали стипендиальный конкурс, задавали себе вопрос: «А как быть с искусственным интеллектом?» Ведь наверняка он может и заявку на грант написать, если ему задачу поставить. Поспорив между собой, сошлись во мнении, что разрешим использовать ИИ, только попросим про это сказать, пусть будет игра в открытую.

В итоге его использовали 17 студентов, в основном технических специальностей. Но прошли по конкурсу не все, поэтому сказать, что благодаря искусственному интеллекту победить легче – нельзя.

– Мы уже подходим к завершению нашего интервью, и хотелось бы спросить вас о планах, которые перед собой фонд ставит на следующие 25 лет.

– О планах всегда говорить сложно, потому что мы сегодня живем в такое время, когда планируем только на ближайшее будущее – месяц, три месяца, год. И все же, наверное, есть то, что требует от нас планирования более долгосрочного. У Фонда к двадцатипятилетнему юбилею появился собственный эндаумент, собственные доходы, которые должны обеспечивать нашу работу. Это новый этап в нашем развитии. Имея большие активы, мы должны сначала заработать – и только потом можем это потратить на благотворительность.

Могу точно сказать, что мы и дальше будем заниматься развитием образования, культуры, социальной деятельности, благотворительности в целом, но инструменты, конечно, будут постоянно совершенствоваться. Мы хотим двигаться только вперёд, и рассчитываем, что эндаумент, который у нас теперь есть, в этом поможет.


ИсточникОфициальный сайт Томского государственного университета


Другие статьи

Малые эндаументы в России: какими бывают и для чего нужны
05 июня 2024
Агентство социальной информации
Малые эндаументы в России: какими бывают и для чего нужны
Форум «Эндаументы-2024»
27 мая 2024
Агентство социальной информации
Форум «Эндаументы-2024»
VIII Форум «Эндаументы – 2024»
08 мая 2024
«Бизнес и Общество»
VIII Форум «Эндаументы – 2024»
VIII Форум «Эндаументы – 2024» пройдет 4 июня в Москве
03 мая 2024
Журнал о благотворительности
VIII Форум «Эндаументы – 2024» пройдет 4 июня в Москве
Открыта регистрация на VIII Форум «Эндаументы-2024»
24 апреля 2024
Агентство социальной информации
Открыта регистрация на VIII Форум «Эндаументы-2024»
1,7 млрд рублей: Фонд Потанина сдал отчет о расходах за 2023 год
16 апреля 2024
Журнал о благотворительности
1,7 млрд рублей: Фонд Потанина сдал отчет о расходах за 2023 год