Назад

«Если сотрудники не знают, у кого какие зарплаты – в этом уже заложен риск коррупции»

Коррупция (лат. corrumpere – «растлевать», «подкупать», «портить») – злоупотребление положением в личных целях – может возникнуть в любой сфере. В некоммерческом секторе, несмотря на строгую отчетность, тоже есть такой риск. Разбираемся, как НКО может противостоять нарушениям

НКО получает много пожертвований наличными. Отследить движение этих средств и проверить их сумму невозможно – и здесь теоретически может возникнуть коррупция. 

Оказание помощи в избыточном размере (в том числе сотрудникам фонда); неправомерно большие зарплаты и представительские расходы; привлечение подрядчиков, когда присутствует конфликт интересов, и так далее.

Коррупция касается не только денег, но любых ресурсов. В случае НКО это может быть злоупотребление доступами, которыми обладают организации третьего сектора.

Если организация дает гранты, коррупция может проявиться в работе с заявками – у сотрудников, которые принимают заявки, или у экспертов, которые их рассматривают.

Слежу за тобой

– Любая недобросовестность берет начало из 1) физической возможности присвоить себе ресурсы, 2) непонимания рисков, связанных с репутацией, 3) отсутствия профессиональной этики, – говорит Юлия Богданова, старший менеджер группы корпоративной социальной ответственности Kept (ранее KPMG).

– Когда у сотрудников нет разделяемых этических принципов профессионального поведения и риск, что факт коррупции придадут огласке, минимальный – присвоить средства себе оказывается легче.

Чтобы бороться с этим, надо делать физически более сложным незаконное использование ресурсов и повышать репутационные риски для уличенных в этом. Для эффективности таких действий и разрабатывается антикоррупционная политика.

У зарубежных НКО антикоррупционная политика – распространенная практика, говорит Татьяна Задирако, исполнительный директор благотворительного фонда «Социальный навигатор». Например, в американских некоммерческих организациях, как правило, создается специальный документ. Он регламентирует различные аспекты работы и способствует повышению прозрачности НКО.

В нем же указано, куда можно жаловаться при обнаружении нарушений, прописана процедура увольнения уличенного в коррупции.

Кроме этого, в стране существует общественный контроль. Коммерческие и некоммерческие организации следят, как работает та или иная НКО, составляют черный список нарушителей – например, тех, кто больше средств тратит на себя, а не на благополучателей. Попавшие туда мгновенно теряют доверие благополучателей и доноров.

Доноры и благополучатели не читают отчеты

В России закона, который бы обязал НКО иметь антикоррупционную политику, нет.

Статья 13.3 Федерального закона № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» обязывает принимать меры по предупреждению коррупции и содержит перечень таких мер, говорит Злата Лебедева, руководитель юридического департамента Philin Philgood.

Чтобы обезопасить своих сотрудников и не подрывать доверие доноров, НКО хорошо бы самостоятельно разработать антикоррупционную политику и закрепить в виде документа, но почти никто из организаций над этим не задумывается.

Причина в том, что требования к НКО в этой сфере непонятны для них самих, уверен Владимир Берхин, директор БФ «Предание». Образцов таких документов нет, и команды НКО не знают, как их делать.

У российских НКО просто нет мотивации и практического смысла менять ситуацию, разрабатывая антикоррупционную политику, так как нет интересантов в этом извне, считает Татьяна Задирако.

Доноров и благополучателей, если им нравится НКО, мало волнуют вопросы коррупции, они обычно даже не читают отчеты организаций. Грантодающие организации, к сожалению, тоже часто не уделяют этим документам должного внимания и не проверяют НКО на коррупцию.

– В основе работы сектора по-прежнему неформальные связи, даже там, где по идее должны работать формальные, – приводит еще одну причину Владимир Берхин. – Есть договоры, законы, правила, кодексы, но каждая организация определяется в этом мире сама – в зависимости от того, кто с кем работал, кто кому доверяет, кто с кем знаком. И эти соображения, как правило, гораздо важнее рейтингов и правил – так сложилось. А на установленные правила начинают ориентироваться, когда недостаточно неформальных.

Легче уволиться, чем поднимать шум

Решение о создании подобных документов должно созреть внутри организации, считает Татьяна Задирако. Для этого команде НКО надо быть готовой к такому шагу, у нее должны быть налажены все бизнес-процессы.

К сожалению, в российских НКО часто ситуация обстоит по-другому – у большинства очень маленький административный ресурс.

К тому же сектор недостаточно прозрачен, нет проверяющих органов внутри самих организаций – совет директоров или попечительский совет часто не выполняет такую функцию, хотя должен. Нет и секторального этического комитета.

– Если сотрудники видят коррупцию со стороны начальника и не хотят с этим мириться, им остается только уволиться, – говорит Юлия Богданова. – Нет органа, в который они могли бы без проблем обратиться. Можно собирать доказательства и жаловаться в прокуратуру, но это, во-первых, очень сложно, а во-вторых, люди просто боятся поднимать шум вокруг НКО. Общий уровень доверия к некоммерческому сектору в стране и так очень невысок, а подобный скандал может окончательно подорвать его и сделать ситуацию еще хуже.

Попечительский совет, аудит и ревизия – опора этичной НКО

Взвесьте свои силы – если у вашей НКО сейчас нет ресурса отдельно заниматься антикоррупционной политикой, разрабатывать ее, достаточно проверок, чтобы убедиться в том, что вы работаете этично и некоррупционно.

Для этого НКО стоит регулярно обращаться к следующим институтам:

  1. Попечительский совет. Возможно, он уже есть в организации, но важно понимать его задачу: именно члены попечительского совета должны следить за работой НКО – использованием средств, соблюдением законодательства и многим другим.
  1. Независимый аудит. Этот важный инструмент помогает повышать качество работы НКО, и его можно проводить каждый год всем некоммерческим организациям, а не только тем, кого это обязывает делать закон.
  1. Ревизионная комиссия или ревизор. Она необязательна ни для каких НКО. Но это также инструмент повышения доверия к НКО и создания ее имиджа открытой организации.

– Ни одна из этих институций не может решать вопросы этики и коррупции, это не ее прямые задачи, – объясняет Татьяна Задирако. – Но их работа способствует профессиональной, прозрачной и качественной работе НКО. Если вы заботитесь об этом и хотите увеличить уровень публичного присутствия своей организации, вам следует регулярно проходить все эти проверки.

Сотрудничество по закону, а не понятиям

Благотворительный фонд Владимира Потанина – один из немногих в секторе, кто целенаправленно занимается антикоррупционной политикой. Она закреплена в специальном документе.

– Мы осознаем ответственность, которую налагает на фонд статус крупной грантодающей организации, и ведем свою деятельность добросовестно и этично, для нас принципиально соблюдать законы, – говорит Дина Бийгишева, директор службы внутреннего контроля и управления рисками Благотворительного фонда Владимира Потанина.

– Об этих наших принципах через документ об антикоррупционной политике, на уровне понятных правил, мы рассказываем заявителям, грантополучателям, контрагентам. Таким образом все, с кем мы взаимодействуем, знакомятся с нашей политикой и принимают наши правила работы. Или не принимают, но тогда речи о сотрудничестве быть не может.

4 шага к документу об антикоррупционной политике

1. Важно, чтобы в создании документа участвовал весь коллектив: «Документ не будет работать сам по себе: он ценен, если понятен сотрудникам и поддерживается каждым из них. Так будет, если вся команда участвует в обсуждении документа», – делится опытом фонда Дина Бийгишева.

2. Документ должен давать простые ответы на сложные вопросы. Это может быть декларация на один лист: кто мы, что мы делаем, какие у нас ценности, что у нас принято, что не принято, какое у нас отношение к ресурсам.

«Например: наша организация – открытая система, все средства мы направляем на достижение нашей миссии; мы стараемся платить справедливые зарплаты и расследовать все случаи недобросовестного поведения – вы всегда можете анонимно поделиться своими подозрениями по такому-то адресу», – советует Юлия Богданова.

3. Необходимо определить, в каких направлениях может проявиться коррупция, и перечислить конкретные мероприятия по каждому из них. Например, если вы оказываете платные услуги, укажите, что вы не предлагаете их благополучателю как единственно возможный вариант, а всегда представляете несколько опций.

Если у сотрудников НКО тесное общение с благополучателями (например, из-за домашнего визитирования), обозначьте, что ограничиваете количество и стоимость получаемых от них подарков, говорит Юлия Богданова.

Допустим, презенты можно принимать только на 8 марта, Новый год, день рождения, и они должны быть не дороже 1000 рублей.

4. В документе обязательно должен быть пункт про финансовую открытость – где какие отчеты НКО можно посмотреть.

Обозначить максимальную помощь нереально

Один из самых волнующих НКО вопросов – как определить и обозначить в документе помощь в избыточном размере. Прежде всего стоит четко определить критерии благополучателей и закрепить эти критерии, например, в благотворительной программе, поясняет юрист Злата Лебедева из Philin Philgood.

А в политике можно прописать соблюдение внутренних документов или то, что критерии устанавливаются соответствующими внутренними документами, этого будет достаточно.

Обозначить же определенные количественные отсечки – какая помощь у вас максимальная, – просто невозможно, говорит Юлия Богданова. У НКО могут быть разные подопечные в разное время, и на некоторых из них (например, людей со СМА, онкологией) скорее всего понадобятся колоссальные суммы.

Нет смысла в документе, если информация о зарплатах закрыта

Важно убедиться, что ваша внутренняя политика достаточно открыта, и сотрудники организации смогут доверять документу:

– Руководство НКО должно показать, что само не совершает коррупционных правонарушений, чтобы убедить в этом своих сотрудников, – говорит Юлия Богданова. – Если люди внутри организации не знают, у кого какие зарплаты, то в этой закрытости уже заложены риски, в том числе коррупционные. Если НКО не готова менять ситуацию и говорить и писать об этом, то нет смысла составлять документ об антикоррупционной политике.

Напоминания и тренинги по этике

Документ должен войти в жизнь команды – для этого с ним нужно ознакомить всех сотрудников, при необходимости вносить правки и дополнения. Кроме того, стоит время от времени напоминать о нем – проводить тренинги, где будут разбираться его пункты и кейсы из практики.

За проведения тренингов организация может назначить ответственным сотрудника или группу сотрудников. Например, Фонд Потанина регулярно проводит тренинги по каждому пункту этического кодекса, в том числе антикоррупционной политики. 

Куда жаловаться

После подготовки документа НКО необходимо также определить, куда смогут обращаться сотрудники, если у них возникает вопрос, жалоба на кого-то или сомнение по поводу соответствия чьих-то действий антикоррупционной политике.

Организация может выпустить приказ о назначении подразделений/лиц, ответственных за профилактику и предупреждение коррупционных и иных правонарушений, основать этический комитет внутри организации – в него могут входить люди из совета директоров, из HR-отдела.

Другой вариант – обратиться к выделенной линии, той, которая не ассоциируется с НКО и принадлежит кому-то третьему. Например, агентство, предоставляющее такие услуги, фиксирует запросы от сотрудников и принимает необходимые меры. 

«Организация также может составить и включить в документ список ситуаций, о которых сотрудники обязаны сообщать руководству, – говорит Юлия Богданова. – Тогда все эти данные можно дублировать в должностных инструкциях и других релевантных документах организации».

Например, Фонд Потанина создал комиссию по этике внутри организации. Цель – сделать так, чтобы ни у кого из сотрудников не была страхов: что будет, если я обращусь в комитет? точно ли это нормально? Их обращения выслушиваются комитетом с должным уважением, и они получают ответ на свой запрос, рассказывает Дина Бийгишева.

Документ об антикоррупционной политике можно разместить на сайте НКО (например в разделе «О нас»), а можно оставить его только для внутреннего использования. В любом случае организация должна быть всегда готова отвечать на вопросы о своей антикоррупционной политике.


ИсточникМилосердие

Другие статьи

1,7 млрд рублей: Фонд Потанина сдал отчет о расходах за 2023 год
16 апреля 2024
Журнал о благотворительности
1,7 млрд рублей: Фонд Потанина сдал отчет о расходах за 2023 год
В Томске обсудили просветительскую миссию университетских музеев
09 апреля 2024
Федеральный портал «‎Российское образование»‎
В Томске обсудили просветительскую миссию университетских музеев
Фонд Потанина подвел итоги конкурса «Спорт для всех» 2023/2024
16 февраля 2024
Журнал о благотворительности
Фонд Потанина подвел итоги конкурса «Спорт для всех» 2023/2024
Фонд Потанина объявил итоги конкурса «Спорт для всех»
15 февраля 2024
Агентство социальной информации
Фонд Потанина объявил итоги конкурса «Спорт для всех»
Фонду Потанина исполнилось 25 лет
10 января 2024
Агентство социальной информации
Фонду Потанина исполнилось 25 лет
Фонд Потанина и фонд «Заповедное посольство» охватили заповедные территории всей страны эковолонтерскими программами
26 сентября 2023
Официальный сайт АНО дополнительного профессионального образования Эколого-просветительский центр «Заповедники»
Фонд Потанина и фонд «Заповедное посольство» охватили заповедные территории всей страны эковолонтерскими программами
Оксана Орачева – о юбилее Фонда Потанина и новом конкурсном сезоне
13 сентября 2023
Агентство социальной информации
Оксана Орачева – о юбилее Фонда Потанина и новом конкурсном сезоне